Forty

В настоящее время Forty является, возможно, самым разносторонним и интересным райтером. Ему не стоит бояться сравнений с Кейтом Хэрингом или Гаральдом Нэйгели. Его работы нравятся таким мастерам как Loomit, Esher и Fume. Начиная с плакатного искусства, простых рисунков на стенах - и до крупноформатных работ, Forty владеет всеми жанрами граффити. К тому же он превосходный фотограф, занимается компьютерной графикой, рисует на бумаге и объектах. Как бешеный, он создает искусство. Не меньше 20 изображений в день. Для себя я открыл его в 1993 году, а в 1994 он впервые появился в Граффити-календаре. Четыре года прошло с тех пор, как я взял у него интервью для "Wandzeichnungen" (издательство Aragon, Moers); три года - после интервью для Граффити-календаря 1996 года. В апреле 1998 года стеснительный художник снова дал мне возможность поговорить с ним.

0_450

01_450

 

— Хотя работа в мастерской значит для тебя больше, ты все же продолжаешь рисовать на стенах. Что ты чувствуешь, когда твою работу убивают или закрашивают?

Forty:
Если рисунок продержался там хотя бы пару дней, мне уже все равно. Я делаю уже что-нибудь другое.

 

— Ты успел порисовать в нескольких городах: Вена, Лондон, Кёльн, Берлин, Вернигероде, Зиген. Как действует на тебя каждый город?

Forty:
В 1995 году я оказался в Вене без всякой причины. И стал там рисовать - к тому же неплохие рисунки - только потому, что этот город ужасно скучный. В Лондоне я тоже был в 1995 году. Он не такой тоскливый. Поэтому там я рисовал немного. Венигероде? Скучное место плюс 40 - и столько же рисунков. С точки зрения граффитера я разделяю города на удобные и неудобные для рисования. Например, Кёльн просто идеален. Улицы там короткие и кривые - и таким образом плохо просматриваются. В Берлине улицы длинные, широкие и потому легко обозреваемые. К тому же некоторые забегаловки там работают круглосуточно. В других же городах у полиции по выходным много работы после часа ночи. В Лондоне полиция просто супернервная. В самый первый раз не успел я даже начать, как меня уже успело обыскать особое подразделение (думаю, по борьбе с терроризмом).

 

— Граффити как протест против бездушной бетонной архитектуры - имеет ли это отношение к твоим рисункам?

Forty:
Терпеть не могу бетон. На нем неудобно рисовать.

 

— У тебя были неприятности с судом. Что произошло?

Forty:
Это связано как раз с граффити. Недавно были проблемы, когда во время моей выставки заявилась полиция, чтобы сделать фотографии и потом сравнить их с граффити по городу. Должен сказать, что рисунки выглядят очень похоже. Но по-моему, это еще не основание меня в чем-то обвинять. Короче, я до сих пор расплачиваюсь со своим адвокатом.

 

— Чего только ты не вытворяешь с баллоном. Куда бы ты сам себя поместил в области граффити?

Forty:
По середине между Кейтом Хэрингом, Ами-Граффити и Гаральдом Нэйгели. Поближе к безвозмездному искусству, в открытое пространство. Безвозмездном - если только, конечно, не считать расходов на адвокатов!

 

— Многие райтеры, среди которых много мастеров, высоко оценивают твои работы. Тебе приятно, когда ты слышишь подобное?

Forty:
Ну конечно. Также я частенько слышу, что такие примитивные детские картинки мог бы нарисовать каждый - правда, слышу это от плохих художников.

 

— Ты уже успел порисовать вместе с другими граффитерами, например, такими как Selters или Mason. Будут ли другие проекты? Какую роль играет для тебя совместное творчество?

Forty:
Это очень спонтанное и экспериментальное дело. Результаты пока еще незначительные. Но в будущем буду уделять этому больше внимания.

 

— Каковы различия по технике между 40 и другими райтерами?

Forty:
Это очень спонтанное и экспериментальное дело. Результаты пока еще незначительные. Но в будущем буду уделять этому больше внимания.

 

— Что тебя вдохновляет?

Forty:
Конечно, средства массовой информации. Предрассудки, клише, фанатичное потребительство и все такое.

 

— Насколько я знаю, тебе нравятся Beastie Boys. Для тебя важна связь граффити и хип-хопа?

Forty:
Мне нравится хип-хоп, но скорее как элемент стиля. Когда я рисую, то больше люблю слушать джаз.

 

— Если сравнить твои "легальные" рисунки, например, работы на холсте - и твои граффити в городе: в чем общность и различие?

Forty:
Они выглядят довольно похоже, как я уже сказал (см. выше). Но когда рисуешь по городу, у тебя совсем другие возможности. Ведь в галерее многое не пройдет.

 

— Если ты по каким бы то ни было причинам не смог больше рисовать, что еще могло бы иметь для тебя такое большое значение?

Forty:
Что-нибудь связанное с визуальностью. Иначе не пойдет.

 

— Мания и граффити - для тебя это одно и то же?

Forty:
Каждую зиму я переживаю страшные страдания.

 

— Ну а как у тебя с наркотиками?

Forty:
Мне это неважно. Наркотики меня совсем не интересуют.

 

— Тэги и "бомбинг"  ты этим занимаешься?

Forty:
Нет. Хотя мне это нравится. Они делают архитектуру человечной.

1_450

 

— Каковы твои планы? Недавно ты намекнул, что собираешься переехать в Берлин?

Forty:
В любом случае буду работать дальше. А в Берлине или нет - пока не знаю.

2_450

3_450

4_598

По материалам журнала "GRAFFITY ART".

Добавил: vit

Источник: omcrew.ru

Комментарии

размещение рекламы

Поиск по меткетексту

Метки